Религия

Доступно о религии

Религия (от лат. religio — благочестие, набожность, святыня, предмет культа), мировоззрение и мироощущение, а также соответствующее поведение и специфические действия (культ), которые основываются на вере в существование (одного или нескольких) богов, «священного», т. е. той или иной разновидности сверхъестественного. По своему существу религия является одним из видов идеалистического мировоззрения, противостоящего научному.

Эсхатологические ожидания в Киевской Руси в конце XI - начале XII в.
Страница 4

Русские летописи, как, впрочем, любые средневековые хроники, наполнены описаниями таких знамений и чудесных явлений. Все они — по прямому указанию Священного Писания — воспринимались, прежде всего, в эсхатологическом ключе, как возможное свидетельство приближения "последних времен". Правда, сами летописцы достаточно редко прямо говорили об этом. Так, в Летописце Переяславля Суздальского (памятнике в своей основе XIII в., но сохранившемся в рукописи 60-70-х гг. XV в.) читаем под 1203 г.: "Тое же зимы быша знамения многа на небеси. Едино же от них скажем: бысть в едину нощь… потече небо все, и бысть чръмно по земли, и по хоромам снег Мнети же всем человеком зряче, акы кровь пролиана по снегу. Видеша же неции течение звездное на небеси, отръгахуть бо ся звезды на землю, мнети видящим, яко кончину приспевшю…"(18). Установка памяти компьютерная помощь в крылатском ремонт компьютеров не более 3ч.

Другое свидетельство датировано 1230 г., но сохранилось лишь в летописях конца XV в. (что, в принципе, дает основание видеть здесь отражение эсхатологических представлений именно этой эпохи): "Того же лета быша знамения многа, от нихже едино скажем: в Киеве всем зрящим бысть солнце месяцем, явишася обапол его столпи червлены, зелени, сини; таже сниде огнь с небеси, аки облак велик над ручаи Лыбеди, а людем отчяявшимся живота, мнящим кончину…"(19) (Впрочем, представление о "гибели" солнца как явственном признаке гибели всего мира, по-видимому, было свойственно еще языческому славянскому обществу(20).) В других случаях (например, при описании знамений, происходивших в XI—XII вв.) летописец не упоминает прямо о "кончине" мира, хотя, по всей вероятности, подразумевает ее.

Наиболее же очевидным признаком приближения "последних времен" для древнерусского книжника (в полном соответствии с "Откровением Мефодия Патарского" и всей византийской традицией) являлись все-таки нашествия иноплеменников-"измаилтян". Нашествия неведомых ранее народов и связанные с этим бедствия всегда воспринимались в христианском мире как явления, предвосхищающие пришествие антихриста и конец света. Образованные византийские книжники видели антихриста и его служителей то в самом пророке Магомете, то в его последователях-сарацинах, то, позднее, в турках-сельджуках, овладевших к исходу XI столетия Палестиной и другими христианскими землями.

В древней Руси эти эсхатологические ожидания наполнялись несколько иным содержанием. Пророчества псевдо-Мефодия воспринимались с явной поправкой на реалии Восточной Европы. Сама "Етривская пустыня" — родина "измаилтян" — под пером русского книжника переместилась из внутренней Аравии на северо-восток, оказавшись где-то "между востоком и севером", т. е. в той части света, в которой находилась сама Русь. Вышедшие же из "Етривской пустыни" "измаилтяне" были отождествлены с тюрками-половцами, которые появились в южнорусских степях в 50-60-е гг. XI в., причем действительно пришли откуда-то с северо-востока. (Впоследствии эти эсхатологические ожидания были перенесены на татар, попавших в поле зрения летописцев в 20-е гг. XIII в.) Неудачи в борьбе с кочевниками в 90-е гг. XI в. как раз и заставили киевских летописцев в первый раз на страницах летописи вспомнить зловещие предсказания Мефодия Патарского.

Прямые ссылки на "Откровение" псевдо-Мефодия содержатся в статье 6604 (1096) г. Эта статья представляет исключительный интерес для нашей темы, поскольку дает уникальные сведения об этнографических, этногенеалогических и эсхатологических представлениях древней Руси. Последние, как выясняется, были теснейшим образом переплетены между собой.

Рассказав о разорении половцами Киево-Печерского монастыря и других окрестностей Киева 20 июля 1096 г., летописец-печерянин сообщает о том, откуда взялись эти "безбожные сынове Измаилевы", "пущенные" Богом "на казнь христианом". При этом он прямо ссылается на Мефодия Патарского и буквально цитирует его (хотя не все приводимые им факты содержатся в известных нам редакциях греческого оригинала "Откровения"). "Ищьли бо суть си от пустыня Нитривьскыя [Етривьскыя] межю встокомь и севером, ищьли же суть их колен 4: тортъмени, и печенези, торци, половци…".

"Измаилитская" генеалогия тюркских кочевых народов была не единственной на Руси. Летописец полемизирует с какими-то неведомыми нам оппонентами, которые считали половцев и других кочевников-тюрков потомками Аммона (в современном синодальном переводе Библии — Бен-Амми), одного из сыновей праотца Лота от его кровосмесительной связи с собственной дочерью. "Друзии же глаголють: сыны Амоновы, — сообщает летописец. — Се же несть тако. Сынове бо Моавли хвалиси, а сынове Аммонови болгаре, а срацини от Измаиля творятся, сарини, и прозваша имена собе — саракыне, рекше: Сарини есмы. Тем же хвалиси и болгаре суть от дочерю Лютову [Лотову], иже зачаста от отца своего, тем же нечисто есть племя их. А Измаиль роди 12 сына, от них же суть тортмени, и печенези, и торци, и кумани, рекше половци, иже исходять от пустыне…"

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9

Другое по теме

Оппозиционные учения: джайнизм
Ортодоксальные религиозные доктрины древней Индии, генетически восходившие к религии и мифологии арийских вед, были тесно связаны с системой сословного неравноправия, которая нашла свое выражение в виде варн. На основе первонач ...