Религия

Доступно о религии

Религия (от лат. religio — благочестие, набожность, святыня, предмет культа), мировоззрение и мироощущение, а также соответствующее поведение и специфические действия (культ), которые основываются на вере в существование (одного или нескольких) богов, «священного», т. е. той или иной разновидности сверхъестественного. По своему существу религия является одним из видов идеалистического мировоззрения, противостоящего научному.

Буддизм и восточные боевые искусства
Страница 12

Но до Косалы они не дошли. Виручжаку опередил их. Он вышел с огромным войском по направлению к Капилавасту, и Будде пришлось напрячь все свои силы, чтобы успеть перехватить его.

Увидев тысячи всадников, тёмной армадой заполнивших долину, Ананда растерялся. Разве могли они заметить двух стариков, пробирающихся к центру этой армии? Может быть, они заметят их, лишь когда чей-то конь опрокинет навзничь его либо Благословенного. Ведь эти люди даже не понимают, что один их этих усталых, запыленных старцев есть великий Учитель, сам Будда! Ужас охватил сердце Ананды. Но Будда был непреклонен. Он шёл в самое пекло, не обращая внимание на оглушительный топот тысячи копыт, на гневные окрики воинов, на опасность быть раздавленным.

И случилось чудо – армия расступилась перед ним. Воины приостанавливали лошадей, давали проход странникам, окриками предупреждали неосторожных.

– Вируджаку! Я хочу видеть Вируджаку! Скажите, что к нему пришёл Будда, – голос Благословенного звучал сильно и повелительно, совсем как в былые годы. Ананда удивлённо посмотрел на него – неужели это его учитель, который не повышал голоса уже десяток лет? Но теперь Будда казался на добрых полвека младше. Лицо его горело, громовой голос заставлял повиноваться, а тело излучало силу, перед которой нельзя было ни склонится. И его зов услышали. Армия остановилась. Будда перевёл дух. Он смотрел в лица воинов, пытаясь найти в них тень сомнения, колебания в том, что они собираются делать. Но не видел этого.

Ропот пробежал по толпе. Воины, плотным кольцом окружившие Будду и Ананду, расступились. На чёрном коне, украшенном серебряными и золотыми бляшками, восседал сам Виручжака.

Некоторое время они молча рассматривали друг друга. Первым нарушил молчание раджа:

– Я слышал о тебе, Будда. Но сегодня первый раз вижу тебя.

– Я тоже часто слышал о тебе, Виручжака. И, как и ты, впервые тебя вижу.

– Ты хотел мне что-то сказать, самана?

Ананду не понравилось это обращение, но Благословенный, похоже, не обратил на него внимания.

– Да, Виручжака. Я хотел бы сообщить это тебе раньше, но, как видишь, опоздал. Я хочу сказать тебе, что тебе нет необходимости нападать на Капилавасту.

Виручжака рассмеялся.

– Я знал, что ты скажешь именно это! Ведь ты из рода Шакья, верно? Капилавасту – это ведь твоя родина?

– Да, я из рода Шакья. Да, Капилавасту моя родина. Как видишь, моя родина может порождать не только гордецов, но и подвижников, – тихим голосом произнёс Будда.

– Да! Именно гордецов! Слушай, Шакьямуни! Люди много говорят о тебе как о великом святом. Даже в моей стране много твоих сторонников. Может быть, может быть ты и есть святой. Я не монах, я воин. Не мне в этом разбираться. Но даже если ты святой, это значит лишь то, что ты единственный стоящий человек в этом роду. Ты думаешь, из своей прихоти я иду войной? Ты думаешь, что мне нечем больше заняться, как только обирать свой народ, отнимать хлеб у детей, мужей у жён, сынов у матерей, только чтобы собрать эту армию? Многие из них не вернуться домой, и мне, мне придётся смотреть в глаза их матерям! Я не злой и не мстительный человек, Шакьямуни! Я бы рад простить другого, если бы этот другой не наносил бы мне новые раны! Вновь и вновь! Ты знаешь, что твоя родня день и ночь поносит меня самыми грязными словами! Ты знаешь, что они не ответили ни на одно моё весьма вежливое и миролюбивое послание! Ты знаешь, что они унижали моих гонцов и всячески поносили моих посланников? Ты знаешь, наконец, что они назвали меня рабом? Разве ты не слышал ту историю, про мою мать, которая вышла из вашего рода! Твои родичи докатились до такой низости, что отреклись от неё, называя её рабыней! В своей лжи они не знают предела! Они говорят, что моя мать никогда не принадлежала к роду Шакьев! Можно ли такое простить? Я уж не говорю о том, что, вопреки твоим же проповедям, где ты говоришь о милосердии, непричинении зла, о том, что убийство недопустимо, вопреки этим замечательным заветам они пробовали меня убить! Ты думаешь, я лгу?

Страницы: 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17

Другое по теме

Китайский буддизм
Буддизм проник в Китай из Индии преимущественно в своей северной форме Махаяны во IIв. Процесс его укрепления и развития в Китае был сложен и длителен. Потребовались многие века и огромные усилия поколений проповедников и перев ...