Религия

Доступно о религии

Религия (от лат. religio — благочестие, набожность, святыня, предмет культа), мировоззрение и мироощущение, а также соответствующее поведение и специфические действия (культ), которые основываются на вере в существование (одного или нескольких) богов, «священного», т. е. той или иной разновидности сверхъестественного. По своему существу религия является одним из видов идеалистического мировоззрения, противостоящего научному.

Эсхатологические ожидания в Киевской Руси в конце XI - начале XII в.
Страница 5

Сюжет с хвалисами и болгарами, по-видимому, не имеет никакого отношения ни к "Откровению" псевдо-Мефодия, ни вообще к византийской этногенеалогической традиции. Следовательно, истоки представлений летописца надлежит искать где-то в ином месте.

В специальной статье, посвященной летописной генеалогии хвалисов и болгар, я попытался показать, что именование хвалисов (под которыми, скорее всего, понимались хазары или какая-то их часть, может быть, жившие в Хазарии хорезмийцы-мусульмане) и волжских болгар потомками Моава и Аммона отражает нехристианскую, вероятно, иудейскую (или, точнее, караимскую) этногенеалогическую традицию: именно караимские авторы XI в. рассматривали хазар, принявших иудаизм в сравнительно недавнем прошлом, как "нечистых", "незаконнорожденных" иудеев (используя библейский термин "mamzer") и в этом отношении отождествляли их с "нечистыми" племенами моавитян и аммонитян(21). Разумеется, эти выводы могут рассматриваться лишь как гипотетические. Однако сам факт "восточного" происхождения данных этногенеалогических построений представляется вполне вероятным. Хвалисы и болгары (так же в паре) упоминаются в Повести временных лет еще раз — в этнографическом введении в летопись, в рассказе о течении Волги(22), в котором заметны следы восточной (в данном случае мусульманской) географической традиции. Это влияние прослеживается, в частности, в упоминании 70 "жерел" (рукавов) Волги при ее впадении в "Хвалисское" (Каспийское) море ("общее место" средневековой восточной географии)(23).

Поиск потомков Моава и Аммона среди соседних и враждебных с Русью племен, по-видимому, имел особое значение именно в свете ожидания "последних времен". Об особой роли моавитян и аммонитян в борьбе христиан с антихристом определенно свидетельствовал Ипполит Римский. Приведя в "Сказании о Христе и антихристе" слова пророка Даниила: "…и спасутся от руки его (царя северного. — А. К.) только Едом, Моав и большая часть сынов Аммоновых" (Дан. 11, 41), Ипполит толкует их следующим образом: "Си бо суть и пристающии к нему (антихристу. — А. К.) рода деля, и царя его своего сътворить…" И далее дает разъяснения, на основании которых летописец, вероятно, и основывался, предпринимая разыскания относительно нынешних потомков Моава и Аммона: "А Аммон и Моав иже от дъвою дъщерию Лотову родивъшуся, от неюже род и доселе пребываеть". Вслед за тем Ипполит цитирует пророка Исаию (Ис. 11, 14), причем вновь в чисто эсхатологическом ключе: "…и на моаны [моавы] пьрвое рукы възложать, а сынове Аммонови пьрвое повинуться"(24).

Уверенно отвергаемое летописцем представление о том, что потомками Моава и Аммона являются кочевые тюркские племена (прежде всего, половцы), по-видимому, сохранялось в древней Руси и позднее. Известно, что в XIII в. этногенеалогические представления относительно половцев были перенесены древнерусскими книжниками на татар. Автор летописной статьи 6731 (1223) г. в Лаврентьевской летописи дает различные сведения относительно происхождения татар ("их же никто добре ясно не весть, кто суть и отколе изидоша"); одни считают их "тауменами" ("торкменами", то есть турками-сельджуками), другие "печенегами", иные же — теми самыми племенами (то есть "измаилитами"), о которых пророчествовал Мефодий Патарский и которые должны выйти "к скончанию времен" из "Етривской пустыни"(25). (Ссылка на Мефодия помещена в совершенно тот же контекст, что и в статье 1096 г.) Но зафиксирован в источниках и иной взгляд на татар, а именно их отождествление с потомками Моава, моавитянами; по-видимому, эта генеалогия татар сделалась в древней Руси наиболее распространенной. Именно так, "моавитянами", называет татар автор статьи 1223 г. Московско-Академической летописи(26), о "женах моавитских" (татарках) упоминает автор Жития Александра Невского(27).

Вернемся, однако, к летописной статье 1096 г. Сюжет о происхождении половцев и их родичей (а попутно и хвалисов и болгар) не исчерпывает этногенеалогических и эсхатологических разысканий ее автора. Древнерусский книжник находит новые важные подтверждения приближения "последних времен" и исполнения пророчеств Мефодия Патарского.

"Г кончине века, — продолжает он свой рассказ о судьбе уцелевших "колен измаилитовых", — изидуть заклепении в горе Александром Македоньскым нечистыя человекы…" И далее приводит рассказ, чрезвычайно ярко показывающий, как именно воспринимались пророчества псевдо-Мефодия в древней Руси и какой мыслилась картина мира, включающая в себя как местные реалии Восточной Европы, так и отстраненные, казалось бы, от Руси библейские и апокрифические географические понятия: "Се же хощю сказати, яже слышах преже сих 4 лет, яже сказа ми Гюрятя Роговичь, новгородець…" Новгородец же Гюрята Рогович, со слов своего отрока, посланного в Югру, рассказал летописцу о некоем загадочном явлении, которое наблюдали сами югорцы. (Летописная югра — предки нынешних хантов и отчасти манси.) "Югра же рекоша отроку моему: "Дивьно мы находихом чюдо, его же не есмы слышали преже сих лет, се же третьее лето поча быти: суть горы заидуче в луку моря, им же высота ако до небесе, и в горах тех кличь велик и говор, и секуть гору, хотяще высечися; и в горе тои просечено оконце мало, и туде молвят, и есть не разумети языку их… Есть же путь до гор тех непроходим пропастьми, снегом и лесом, тем же не доходим их всегда; есть же и подаль на полунощии"".

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9

Другое по теме

Окончательное размежевание христианства и иудаизма во ІІ веке
Внутренняя организация христианских общин восточного бассейна Средиземного моря, ставшая моделью для других церквей греко-римского мира, предстает перед нами во всей своей непосредственности в тексте, который пользовался больш ...