Религия

Доступно о религии

Религия (от лат. religio — благочестие, набожность, святыня, предмет культа), мировоззрение и мироощущение, а также соответствующее поведение и специфические действия (культ), которые основываются на вере в существование (одного или нескольких) богов, «священного», т. е. той или иной разновидности сверхъестественного. По своему существу религия является одним из видов идеалистического мировоззрения, противостоящего научному.

Эсхатологические ожидания в Киевской Руси в конце XI - начале XII в.
Страница 9

Ясные указания на этот счет содержатся в тех авторитетных эсхатологических сочинениях, которыми пользовались книжники древней Руси. Так, например, в "Сказании о Христе и антихристе" Ипполита Римского сообщались конкретные подробности того, как антихрист "призовет все люди жидовьскыя к себе от всех стран расеянныа, чюжаа творя аки своя чада, обещевая им исправити землю и воставити царство им и храм, да быша ся ему аки Богу поклонили…". Или в другом месте: "Съкупи розгънаныя овьця Спаситель, и тъ [антихрист] подобьно събереть разгънаныя люди жидовьскы…"; "…тъ бо и жидовьское царьство въстави"(52). "В пришествие антихриста, — писал, со ссылкой на Ипполита Римского, автор византийского Жития Андрея Юродивого, — прьвии жидове прельститися хотят"(53). Это утверждение сделалось "общим местом" всей христианской эсхатологической литературы(54). Отсюда, между прочим, проистекает то внимание, с каким в преддверие "последних времен" христианские книжники присматривались ко всему, что происходило в иудейском мире.

Согласно христианской традиции, соединение иудеев с антихристом (в собственно иудейской традиции — с Мессией) должно было произойти в Иерусалиме. Имевшие место в Византийской империи и Крыму волнения евреев, их стремление к возвращению в "землю обетованную" (а о том, что об этих волнениях было известно на Руси, свидетельствует Слово о преп. Евстратии Постнике) не могли не привлечь самого пристального внимания со стороны христиан и должны были восприниматься ими как явные подтверждения исполнения пророчеств Ипполита Римского и других христианских авторитетов. Слухи о появлении пророка Элийи (Илии) также не могли не взволновать образованных христианских книжников. Из различных эсхатологических сочинений (см. выше) было хорошо известно о том, что пришествие на землю Еноха и Илии предшествует второму пришествию Спасителя и свидетельствует об уже состоявшемся воцарении антихриста.

Пожалуй, уместно провести параллель между религиозной ситуацией в России в конце XV в. (канун ожидания конца света) и в конце XI — начале XII в. Как известно, во многом именно эсхатологические ожидания стимулировали интерес русских книжников конца XV в. к иудейской литературе(55), что явилось одной из причин возникновения т. н. ереси "жидовствующих". Эсхатологические ожидания в конце XI — начале XII в. также не могли не подтолкнуть христиан к знакомству с иудейскими сочинениями и иудейской этногенеалогической и эсхатологической традицией. Отметим, однако, одно существенное отличие между двумя столь не схожими и в прочем историческими эпохами. Если Россия конца XV в. практически не знала иудейства в "чистом виде", то для древней Руси иудаизм был хорошо знакомым и вполне "живым" явлением.

Что же касается темы, обозначенной в заголовке настоящей статьи, то, по-видимому, следует признать, что анализ эсхатологических представлений древнерусских книжников позволяет уточнить наши представления о духовной мысли домонгольской Руси в целом. Мы затронули лишь один из аспектов большой и сложной проблемы, а именно этногенеалогический, проанализировав взгляды летописца на происхождение ряда соседних с Русью и враждебных Руси народов с эсхатологичской точки зрения и определив место Руси во враждебном окружении — так сказать, между Гогом и Магогом, с одной стороны, и измаилтянами и моавитянами, с другой. Известно, что представления о Руси как о своего рода "новом Израиле", а о Киеве как "новом Иерусалиме" или "новом Константинополе" очень рано — по крайней мере, со времен Илариона, а может быть, и раньше, — проникли в общественное сознание древней Руси. (Впоследствии они трансформировались в знаменитую теорию "Москва — третий Рим", первоначально сформулированную как "Москва — третий Иерусалим"(56).) Древнерусские книжники примеряли на себя все те пророчества, содержащиеся в Священном Писании и святоотеческих трудах, которые имели в виду "ветхий" Иерусалим или "новый" Иерусалим — Константинополь. Русь таким образом оказывалась в центре этих пророчеств, а географический и этнический мир Библии перемещался в Восточную Европу и вплотную приближался к самой Руси. Вряд ли будет большим преувеличением, если мы скажем, что подобные взгляды, свойственные раннему этапу русской духовной мысли, наложили заметный отпечаток на ее историю на протяжении многих последующих столетий.

Страницы: 4 5 6 7 8 9 

Другое по теме

Ламаизм
Буддизм, как уже упоминалось, был той универсальной мировой религией, которая являла собой общий религиозный компонент различных цивилизаций Востока, от Индии до Японии. Распространившись столь широко, буддизм не был и не мог б ...