Религия

Доступно о религии

Религия (от лат. religio — благочестие, набожность, святыня, предмет культа), мировоззрение и мироощущение, а также соответствующее поведение и специфические действия (культ), которые основываются на вере в существование (одного или нескольких) богов, «священного», т. е. той или иной разновидности сверхъестественного. По своему существу религия является одним из видов идеалистического мировоззрения, противостоящего научному.

Значение образа Георгия Победоносца в художественной культуре
Страница 8

Глава II

Осмысление образа Святого Георгия в русской литературе

2.1. Черты образа Георгия Победоносца в образе Петра I скульптора Фальконе

Медный всадник на Сенатской площади Петербурга стал мощным источником символики в русской литературе, поэтому необходимо обратиться к истории создания памятника Петру I , чтобы указать на факты, которые свидетельствуют о том, что образ святого Георгия повлиял на его создание. Подарочные сертификаты на экстремальный отдых furpur.ru.

"Медный Всадник" - знаменитый памятник Петру Великому (1782г.)[36] и державный символ Санкт-Петербурга и Новой России. В конной статуе преобразователя, попирающей огромного змея, хорошо угадывается один из важнейших символов русской истории, государственности и национальной культуры. Торжествующий герой на могучем вздыбленном коне, преодолевая препятствия, празднует победу над поверженным врагом. Образ Петра, как устроителя Земли Русской, былинного богатыря и героя-полубога, повелевающего стихиями, - удивительно точно совпадает с образом могучего Георгия Победоносца в национальной культуре России. Нет ни одного изваяния в истории русской культуры, которое могло бы сравниться с памятником Петру I, по своей прямой славе, по количест­ву и значительности отзвуков в литературе — от Пушкина до Блока и Белого.

По мнению С. Сендеровича, в этом есть некоторая загадка. Дело не объясняется только зна­чимостью фигуры самого исторического Петра, в самом памят­нике есть нечто, что пробуждало мысль и больше того — глубоко укорененную культурно-историческую интуицию.[37]

Со времен позд­ней античности и до нового времени прототипом конных памят­ников королям и военачальникам была конная статуя императора Марка Аврелия на Капитолийском холме в Риме. Конь этого памятника прочно стоит на четырех ногах, и всадник основатель­но и вертикально сидит в седле. Но памятник на Сенатской площади Санкт-Петербурга иной

Петр изображен верхом на вздыбленном коне, соответственно, несколько откинувшимся назад, с правой рукой простертой вперед; конь попирает змею. Мотив этот хорошо нам знаком и вместе с тем недосказан он лишь отчасти отвечает иконографии Георгия Победоносца. В этом неполном сходстве заключена загадка — тройная. Во-первых, возникает вопрос: заложен ли был Георги­евский подтекст: автором памятника или это чисто случайное совпадение, вроде игры теней? Во-вторых: каков действительный символический потенциал памятника в его культурном контек­сте? В-третьих: был ли отзвук Георгиевской иконографии распо­знан в памятнике интуицией поэтов? [38]

Памятник Петру был возведен на новой, завоеванной территории, в новом городе, за­ложенном им и построенном по европейским образцам европей­скими архитекторами. Он был создан французским скульптором, который за 12 лет жизни в России, будучи окружен людьми, го­ворившими по-французски, так и не приобщился к русской жиз­ни. Как же случилось, что он создал один из важнейших символов рус­ской истории?

Этьен-Морис Фальконе к середине 1760-х гг. имел репутацию крупного и просвещенного художника и мыс­лителя, был приглашен в Россию и к лету 1778 года закончил работу над отливкой и обработкой статуи. Важнейшая особенность памятника — образ змееборца — за­дана ему одной деталью: змеей под ногами коня. Прямое упоминание о змее появляется в письме Фальконе к Екатерине, из которого очевидно, что авторство этой детали принадлежит скульптору, и он им гордится.

Скульпто­р решительно защищал свое намерение включить в компо­зицию змея. Фальконе от­стаивал свой проект, ссылаясь на конструктивную необходи­мость: змей поможет решить нелегкую задачу укрепления веса вздыбленной лошади.

С. Сендерович подчеркивает, что в рассуждениях о конструктивной роли змея проскальзы­вает и нечто иное: так скульптор видел Петра — это не просто ал­легорическое добавление. Облик Петра для него неотделим от змея.[39] Так же автор говорит о том, что существует ряд документальных свидетельств, которые говорят о том, что замысел Петра-змеебор­ца пришел из источников, чуждых образу Георгия Победоносца. Фальконе был представителем Просвещения в его самой раци­оналистической, французской разновидности. При этом он находился в глубоком творческом контакте не только с неоклассической и рационалистической аллегорикой, но и с традиционной христианской символикой и ико­нографией. Самое очевидное - всадник, топчущий змею, Георгий Побе­доносец,- был перед глазами Фальконе на государственном гер­бе России, в самом его центре, на груди двуглавого орла. Размы­шляя о будущем памятнике, разрабатывая его проект, скульптор должен был размышлять о его символическом аспекте, посколь­ку ему предстояло создать символ русской государственности и поскольку использование готовых, традиционных символов го­сударственности для императорских памятников было частью тра­диции. Отказываясь от загроможден­ности памятника символами, он, тем не менее, не имел в виду отказа от символики вообще, а лишь стремился к компактному символическому эффекту[40]. Так же предпосылки для изображения Петра именно в таком виде, могли быть получены Фальконе во время его путешествия в Россию, и затем впечатле­ние должно было вспомниться при разработке задачи уже в Пе­тербурге. Путешествие по Германии могло быть также важным обстоятельством, в старинных немецких городах Фальконе мог видеть изображения и конные статуи св. Георгия. Конечно же, стоит обратить внимание на то, что замысел образа Петра, в качестве устроителя земли русской на разумных, добрых, но в то же время прогрессивных началах совпадает с образом Егория Храброго в русских духовных стихах, распевавшихся калеками перехожими. Он созвучен и очень близкому иконописному образу Георгия Победоносца – воина – защитника, так хорошо знакомому русскому человеку. Медный Всадник является не только памятником Петру, но памятником екатерининской эпохи. Именно в эту эпоху происходит государственная институциализация Георгиевского культа: в 1769 г. Екатерина II основала Орден Георгия Победоносца. В следующем году Фальконе завершает работу над моделью памятника.[41]Так происходит осмысление образа этого святого в народном и государственном сознании.

Страницы: 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13

Другое по теме

Электробезопасность
Под электротравматизмом следует понимать совокупность электротравм , возникающих и повторяющихся в определенный период времени в группах населения в аналогичных трудовых, коммунально-бытовых и спортивных условиях. Многочисленн ...